Сергей Тарасов, начальник главного управления строительства и архитектуры Челябинской области: «Без стройки я себя не представляю»
" src=
" src=

2004 год стал знаковым для нескольких крупных объектов в Челябинске. Открылся ледовый дворец «Уральская молния», после 17-летнего перерыва вновь заработал концертный зал имени Прокофьева, горожане смогли оценить реконструированное здание железнодорожного вокзала. Основная ответственность за выполнение этой работы лежала на главном управлении строительства и архитектуры Челябинской области. Результаты усилий этого ведомства не всегда бывают такими громкими, но их значение трудно переоценить. Перед управлением стоит социальная задача: строительство в области детских садов, школ, больниц. О том, как идет работа и что еще планируется построить, рассказывает начальник главного управления строительства и архитектуры Челябинской области Сергей Тарасов.

– Сергей Викторович, местные строители выполняют поставленную президентом задачу удвоения объемов жилищного строительства к 2010 году?

– Сразу надо обратить внимание на то, что задача поставлена не перед строителями, а перед Госстроем. Сегодня необходимо создать такие условия, при которых строителям было бы выгодно строить как можно больше, лучше и качественнее. Сегодня как строят? Возвели определенный дом, продали квартиры – получили прибыль. Сейчас цены на жилье растут намного быстрее инфляции. К примеру, за прошлый год цены выросли на 24%. Значит, чем дольше квартиры не продавать, тем они дороже. Естественно, строителям нет особого интереса больше строить. Их сама экономика подталкивает к тому, чтобы завтра жилье продать дороже и получить максимальную выгоду. Это одна из причин, по которой строители сегодня не заинтересованы наращивать темпы строительства.

Хотя в Челябинской области неплохо строят. В 2004 году было сдано в эксплуатацию 808 тысяч квадратных метров жилья. В 2003 году – 736. Рост – 9%. Чтобы удвоить объемы строительства, области необходимо делать прирост по 12% в год. Если двигаться такими темпами, то к 2010 году можно будет сдать 1600 квадратных метров. И это не заоблачная цифра, именно столько мы строили в 1987 году.

– Насколько благоприятные возможности сегодня созданы для увеличения строительства жилья?

– В этом случае надо говорит о следующих факторах: прозрачность получения земельных участков под застройку, возможности самих строителей и возможности строительной индустрии. Вот три кита, от которых зависит рост объемов строительства. По поводу строительной индустрии в Челябинской области существуют разные мнения. Оптимисты говорят, что сегодня достаточно ресурсов, чтобы можно было удвоить количество нового жилья. Где-то, может быть, это так. Сегодня порядка 50% стройиндустрии работает за пределами области. Мы строим в Тюмени, в Казахстане, в Свердловске. (с улыбкой) Наши щупальца достаточно широко распространяются по Уральскому региону. Но сказать, что завтра мы начнем строить очень много у себя и не будем работать на других территориях, нельзя. Потому что ценовая политика, к примеру, в Тюменской области намного привлекательнее. Естественно, что строители будут увозить туда материалы и уезжать работать.

Поэтому развитие стройиндустрии – это один из самых сильных факторов, который может повлиять на темпы роста строительства. Своя сырьевая база у нас есть, и достаточно хорошая. Наша область располагает всем: и деревом, и песком, и щебнем, и металлом. Все в достаточном количестве для того, чтобы можно было выпускать стройматериалы. Другой вопрос – новые технологии. Здесь проблема стоит глобально: или мы должны расширять то производство строительных материалов, которое есть (это кирпич, крупнопанельное домостроительство), или уходить в новые технологии, а лучше всего делать и то, и другое. На это, естественно, нужны определенные затраты. Для того, чтобы их окупить, предприятию нужны оборотные средства. Естественно, большинство строителей подходят по старинке: возводят дома из кирпича, из панели. Хотя, наверное, вы замечаете, что сегодня появляются и достаточно интересные дома: монолитные, каркасные. А ведь существуют и другие технологии, с применением новых строительных материалов. Но пока они слабо развиваются на территории области. Я считаю, что рынок сам заставит нас применять новые технологии, чтобы больше строить.

А строить сегодня выгодно и интересно. Правительство Челябинской области делает для этого достаточно много. Два года назад было открыто акционерное общество «Южно-Уральское агентство по ипотечному кредитованию», первой задачей которого было развить саму схему ипотеки. Сегодня этот механизм отработан. За последний год по области было выдано порядка 3 тысяч кредитов всеми банками, которые занимаются ипотечным жилищным кредитованием. Когда мы начинали, ни один банк на это идти не хотел.

Сегодня перед агентством поставлена другая задача: уйти в стройку, создать определенные механизмы кредитования строителей, дать им ресурсы. Это делается для того, чтобы привлечь в строительство больше людей. По ипотеке полную стоимость квартиры нужно заплатить через 27 лет, значит, растет число тех, кто может позволить себе приобрести жилье. Но больший спрос при оставшемся предложении приводит к росту стоимости квадратного метра. Значит, нужно увеличивать предложение. Мы сегодня прорабатываем часть программ, которые позволят строителям работать на обороте. Когда сейчас застройщики держат квартиры, то их денег там практически нет, это деньги долевиков. А если мы начнем развивать земельные участки и продавать их на торгах, у строителей пропадет интерес держать квартиры, ведь они вложили в них свои средства. Чем быстрее строители продадут построенные квартиры и начнут возводить новые дома, тем больше прибыли они получат. Большую роль в этом должна сыграть продажа земли. Предположим, строители возводят дом на проспекте Ленина и дом на окраине города. Затраты строители несут одни и те же, но фирма, строящая на проспекте Ленина, получит прибыль раза в четыре большую, чем та, что работает на окраине. Почему? Потому что сейчас они продают то, что им не принадлежит. Местонахождение, привлекательность должны продаваться вместе с земельным участком. Мы должны сделать так, чтобы строитель мог получать рентабельность независимо от того, где он строит, чтобы он зарабатывал на скорости, на качестве. А деньги, собранные муниципалитетом за участки, пойдут на развитие следующих территорий. Тогда строители начнут зарабатывать на выполненной работе, а не на привлекательности места.

– Новый Градостроительный кодекс внес какие-то принципиальные изменения в существующую сегодня схему взаимодействия строительного бизнеса и власти?

– Самое главное изменение – это реализация права застройки земельных участков на конкурсной основе. Право проведения таких аукционов прописано в Градостроительном кодексе. Естественно, многое из того, что в нем заложено, требует определенной доработки. Сейчас Челябинск готовит несколько площадок для конкурса.

Сегодня много говорят о том, что есть хорошие куски земли, а есть плохие. Когда мы уйдем на торги, все участки будут одинаковы. Я думаю, что все муниципалитеты области проведут определенный анализ землеотводов. Надеюсь, что хватит разума не продлевать аренду тех земельных участков, на которых ничего не строится, а выносить их на конкурс для более активных застройщиков. У нас ведь достаточно много земли, которая держится про запас. Взять, к примеру, Челябинск. Сегодня в городе есть много пустых мест, на которых можно вести застройку. При этом я не считаю пустыми местами парки и скверы. Наши предки в свое время не покушались на эту землю, и наша задача – сохранить «легкие города». Например, Алое поле, сосновый бор. Естественно, туда мы не пойдем. Хватит и других земель. Да, может быть, придется расширить границы Челябинска. Скоро на одном из градостроительных советов при губернаторе будет решаться вопрос о увеличение площади Челябинска в сторону Краснопольской площадки. Я думаю, что в этом году вопрос будет решен, площадку отдадут области для застройки. По нашим расчетам, численность на этой площадке должна быть порядка 45 тысяч человек. Для сравнения, численность Каслей – 40 тысяч, Кыштыма – 41, Чебаркуля – 47. Вот вам и Краснопольская площадка. Это достаточно большая территория.

– Такой крупный промышленный регион, как Челябинская область, не может не привлекать строителей. Но ни одна иногородняя строительная компания в город так и не вошла, хотя такие намерения были. Почему этого не произошло?

– Это связано с тем, что каждый бизнесмен считает свою прибыль. А в Челябинске созданы условия, в которых бешеной прибыли строительство жилья не приносит. Представьте, приходит москвич. Себестоимость строительства в Москве примерно та же, что и в Челябинске. А теперь сравните стоимость квадратного метра жилья в Челябинске и в Москве или, не будем далеко ходить, в Свердловске. Естественно, что сегодня компании из других городов не заходят к нам. Но мы от этого сильно не горюем. Конечно, хотелось бы, чтобы их приходило больше. Но у нас в области достаточно большой строительный комплекс, ему по силам осваивать те задачи, которые ставит перед ним правительство.

– Какие интересные строительные объекты появятся в области в ближайшее время?

– Если говорить об объектах, финансируемых из бюджета области, то, в первую очередь, это реконструированный Дворец спорта «Юность». В нем планируется увеличить количество посадочных мест с 3,5 тысяч до 7 тысяч. Эта программа рассчитана до 2006 года. В Магнитогорске идет реконструкция ледового дворца имени Рамазана. Продолжится реконструкция железнодорожного вокзала, будут построены железнодорожные кассы. Должно получиться красиво, вот увидите. Будем продолжать работу над заповедником Аркаим. Его надо облагораживать. Туристы должны попадать в комфортабельные условия, а не жить в палатках. Хотя, может, некоторых привлекает туда именно отсутствие цивилизации… Но выбор должен быть. Архитектурной изюминкой, наверное, станет областной краеведческий музей. Он очень красиво впишется в пейзаж.

– Сергей Викторович, расскажите о себе. Как вы пришли в строительство?

– У меня вся жизнь связана со стройкой. Все началось с того, что мы с отцом стали строить свой дом. Тогда ученики 9 – 10 классов должны были получать специальность. Каждый вторник мы занимались в УПК – учебно-производственном комбинате. Я пошел в столяры-станочники. Мы достраивали дом, и эти навыки были нужны. Закончив школу, я поехал поступать в Челябинский политехнический институт. Поступил на вечернее отделение и пошел работать на стройку.

В 1984 году я поступил в РСУ ЧПИ плотником-станочником. Отработал год, ушел в армию. Там тоже приходилось все время плотничать. После возвращения снова начал работать на стройке. Работал плотником в очень многих компаниях. Потом закончил институт по специальности инженер-экономист. Я никогда не учился на дневном отделении, всегда совмещал учебу с работой: зарабатывал квартиру для семьи. После того, как закончил институт, стал мастером. Через три года меня пригласили в одну из строительных фирм на должность главного инженера. Там проработал я недели три или четыре. На меня посмотрели и предложили новую должность – директор «АльфаМонтажСтрой». Мы строили дома 121 серии под ключ. После этого я перешел на должность главного инженера ЧФСК, но ненадолго: последовало предложение моей нынешней работы. Получается, я всю жизнь работаю на стройке. В прошлом году в сентябре было 20-летие рабочего стажа.

– Как любите отдыхать?

– Летом это, естественно, рыбалка… (после паузы) Еще раз рыбалка. Зимой, наверное, (смеется)… рыбалка. Зимой мы всей семей катаемся на лыжах. Не сказать, что я очень люблю кататься, но меня подстегивают мои дети. Дочь я поставил на горные лыжи в четыре года. Сейчас ей уже восемь, катаемся с ней постоянно, на ее фоне я езжу очень хорошо. (улыбается).

Люблю долгую дорогу, большие расстояния. И вообще технику люблю. Все детство занимался картингом.

– Работа в строительной сфере повлияла на ваш характер?

– Мне в жизни всегда приходилось что-то строить. Без стройки я себя уже и не представляю. Конечно, в металлургии, наверное, есть свой кайф, у шахтеров – свой, а стройка включает в себя все. Здесь можно научиться всему. Конечно, я не смогу вылить сегодня металл, но в принципе, при желании это возможно. Неслучайно многие строители становятся руководителями. На стройке приходится решать огромный комплекс проблем. Но работа очень интересная. Сначала приходишь на пустырь, в грязь. Потом проезжаешь по городу, видишь: вот этот объект мой, этот мой… и не важно, кем ты там был: плотником, мастером, начальником участка, директором.

Стройка многому учит. Я например, когда стал монтажником, научился по карнизам ходить. Это сложно. Неслучайно монтажники – это «белая кость» в строительстве, они абсолютно не боятся высоты. Когда я пришел директором на стройку, уже заканчивали восьмой или девятый этаж. Рабочие стоят на краю панели и говорят мне: «Ну, проходи сюда». Я тогда побоялся, а научился после. Оказывается, все очень просто. Надо с первого этажа постоянно ходить по этим панелям. Второй этаж, третий, четвертый… потом и по десятому очень легко пройти (улыбается).