Владимир Шаврин, директор ОГУ «Особо охраняемые природные территории Челябинской области»: «Жилье у озер должно строиться по закону»
" src=
" src=
В последние несколько лет строительство на берегах озер приобрело массовый характер. Однако далеко не всегда коттеджи, туристические базы и оздоровительные комплексы возводятся там, где это разрешено законом. О том, как остановить этот строительный беспредел и уберечь природу от пагубного влияния застройщиков, рассказывает директор областного государственного учреждения «Особо охраняемые территории Челябинской области» Владимир Шаврин.

– В начале 90-х годов понятие «закон» ушло куда-то в сторону, и приоритетом стали необузданная власть, деньги. Из-за этого мы потеряли много участков на озерах Тургояк, Аргази, Большой Еланчик. Служба «Особо охраняемые природные территории» создана в связи с тем, что произошло распределение обязанностей между федеральным центром и областью в плане контроля содержания и хозяйствования на особо охраняемых территориях. Раньше этим вопросом занималось федеральное ведомство Управление охотничьего хозяйства Челябинской области.

– В каком состоянии сейчас находятся особо охраняемые природные территории?

– Ситуация складывается непростая. Например, сегодня еще неясно, кто будет собственником Каштаксого и городского боров. Раньше их контролировали лесные ведомства, теперь же охрану боров осуществляем мы, но пока еще не в полном объеме. Пока окончательного решения по борам нет – они должны принадлежать или городу, или области. Это решение в руках губернатора и федеральной власти. Подобных примеров можно приводить много – только по Челябинской области имеется 183 памятника природы, и деятельность человека в них достаточно жестко ограничена законом.

Наши специалисты также охраняют от незаконных посягательств заказники – ту часть территории, которая в дальнейшем обеспечит нам сохранение, восстановление и приращивание флоры и фауны. К сожалению, жители нашей области знают побережье Кавказа лучше, чем территорию собственной области. Озера Увильды, Аргази, Зюраткуль, уникальные луга, пещеры, горы – большинство жителей об этом имеет достаточно смутное представление. Эти места не стали объектом паломничества, наша задача заинтересовать людей, восстановить там флору и фауну, чтобы человеку было там комфортно отдыхать.

– Но ведь у некоторых интерес к заповедникам и заказникам один – построить там жилые дома и гостиницы…

– С коттеджами сей факт имеет место быть. К законному строительству никаких претензий быть не может, остается лишь осуществлять контроль за тем, как используется земля. А что касается строительства, которое сегодня идет с нарушением закона, то здесь наша служба призвана вовремя выявить любое нарушение природоохранного законодательства и вовремя доложить в соответствующие органы.

На мой взгляд, российское законодательство достаточно отработано, и если оно будет соблюдаться, то такого беспредела с застройщиками, как сейчас, не будет.

– Положительный опыт по выявлению случаев незаконного строительства уже имеется?

– В составе комиссии уже довелось работать по незаконному строительству на озере Тургояк, где на месте старых построек строится два новых здания. Росприроднадзор и прокуратура применяют к нарушителям соответствующие меры. На озере Аргази предстоит провести ряд комиссий, это будет очень серьезное направление работы по уже выявленным актам нарушения закона. Конечно, остается открытым вопрос о том, как поступать с уже построенными незаконными объектами. А ведь за эти нарушения предполагается административная и уголовная ответственность в зависимости от характера нарушений.

– Сколько нарушений уже выявлено? 

– За последние два месяца совместно со службой «Охотнадзора» выявлено более 40 нарушений в заказниках. Что касается незаконного строительства, то пока идет процесс становления. Мы ведем обследование озер, чтобы сформировать банк данных. Поэтому конкретных цифр по возведению объектов пока назвать не могу.

– Как разворачивается диалог между собственниками коттеджей в водоохранных зонах и вашими специалистами?

– Диалог идет очень сложно. Владельцы построенных домов пытаются объяснить, что если они нарушили закон, то нарушили его «совсем чуть-чуть». Но незнание закона, как известно, не освобождает от ответственности. Не привыкли наши люди спрашивать мнение специалистов и заручаться при строительстве коттеджей в особо охраняемых зонах заключением экологической экспертизы. Тот факт, что на озере люди строят новые дома, сам по себе ничего плохого не имеет. Но только в том случае, когда все идет в рамках закона и не вредит окружающей среде. Например, согласно постановлению губернатора Челябинской области № 266 от 1998 года «Об установлениях размеров водоохранных зон и правилах использования земель» ширина водоохраной зоны озера Увильды составляет от 1200 до 10000 метров, а прибрежная защитная полоса – от 100 до 250 метров.

– То есть в прибрежной защитной полосе вообще ничего не должно строиться?

– Есть постановление Законодательного собрания 2001 года, которое прямо запрещает любое строительство на территории озер Тургояк и Увильды. Оно, к сожалению, нарушается. Многие озера области уже перенасыщены базами отдыха, коттеджами и гостиничными комплексами, и природе это не на пользу. Приведу пример: в водоохранных зонах запрещено складировать навоз и мусор, заправлять и мыть автомобили, размещать дачные и садовые участки, если ширина водоохраной зоны менее 100 метров, размещение автостоянок. Есть еще несколько ограничений, касающихся ведения хозяйственной деятельности в особо охраняемых зонах, которые нарушались и продолжают нарушаться.

– Где можно познакомиться со списком водоохранных зон и их протяженностью?

– Вся информация имеется в Интернете, на специально разработанных сайтах, таких, как www.redbook.ru.

– Как построить дом на берегу озера и при этом не нарушить законодательство об особо охраняемых территориях?

Для начала застройщик пишет заявление главе администрации о том, что он хочет приобрести земельный участок. После получения на руки акта выбора он должен его согласовать со всеми заинтересованными ведомствами – начиная от земельного комитета и заканчивая противопожарной службой. Затем постановлением главы застройщику дают три года на проектирование. Заказанный проект утверждается экологической экспертизой. Хочет ли он выкопать колодец или скважину, выгребную яму – все это должно быть утверждено экологами. Потом глава местного самоуправления готовит постановление об отведении участка под строительство. Только после того, как будет собран весь пакет документов, строительство можно начинать. У нас «глаза» и «уши» на территории всей области, и специалисты нашей службы будут контролировать строительство каждого объекта в особо охраняемых природных территориях.