Национальные особенности расселения
" src=
" src=
Слово «расселение» у большинства россиян с недавних пор ассоциируется с деревней Бутово. Страсти, до сих пор не утихающие в этом населенном пункте, заставили настороженно относиться к сносу ветхоаварийного и малоценного жилья. «Где гарантия, что нас не обманут? Что мы получим взамен своих обжитых, пусть и старых, домов?» – это два основных вопроса, которыми задаются невольные переселенцы.

Заграничная мечта…

Не так давно журнал «Собственник» сообщал об уникальной сделке, состоявшейся в крошечном американском городке Briny Breezes. Компания-подрядчик Ocean Land Investments предложила за 488 летних домиков с небольшими земельными участками 510 миллионов долларов. Проще говоря, каждый владелец получил примерно миллион долларов за свою недвижимость. Отдельные собственники, чьи дома оказались в более выгодном месте, выручили за жилье около двух миллионов долларов.

Заметим, что сами летние домики особой ценности не представляют. Лакомым куском для американской строительной компании стала земля. Кто откажется от участка в 17,5 гектара в округе Палм Бич, штат Флорида? Поселок омывается Атлантическим океаном и Береговым Каналом. Райский уголок, да и только! Очевидно, понимая, что будущие доходы от строительства в этой зоне во много раз перекроют издержки на расселение, строительная компания согласилась почти на все условия местных жителей.

Даже несмотря на то, что в США процесс расселения жителей занимает массу времени и невероятных усилий по согласованиям с муниципалитетом и штатом, сделка состоялась. Жители провели мини-референдум, и большинство собственников согласились на выселение. Компенсацию можно будет получить после выселения – строители дали людям около двух лет на то, чтобы люди, не торопясь, смогли подыскать новое место жительства.

…и российская реальность

К сожалению, в России большинство участков, на которых стоит ветхоаварийное и малоценное жилье, ни в какое сравнение не идут с американским городком Briny Breezes. О таких выгодных сделках, как в США, нашим людям остается только мечтать. Хорошо, если строительная компания не обманет и сможет не только договориться с жителями, но и предложить им достойную компенсацию. Зная это, а также учитывая современное законодательство, многие строители не берутся расселять жителей. Так, в Челябинске этим серьезно занимаются не больше пяти компаний, хотя на рынке их действует более двух тысяч.

Тот факт, что расселение – дело крайне хлопотное, подтверждают как строители, так и чиновники. К примеру, первый вице-мэр Челябинска Сергей Давыдов неоднократно подчеркивал, что часто жильцы желают «выбить» из строительных компаний максимально высокую компенсацию. «У нас есть квартиры, в которых прописано и по тридцать, и по сорок человек, но по изменившемуся федеральному законодательству расселяемые жители имеют право на получение той площади, которая у них была в собственность, не больше», – пояснял вице-мэр.

" src=
" src=
Поставить крест на расселении несложно: строительная компания должна заручиться согласием 100 % собственников дома. Если строителям не удалось убедить людей в необходимости расселения, сделка может сорваться. Другое дело, что это может обернуться против самих же граждан. «То, что снос вызывает много конфликтных ситуаций – эта иллюзия. Именно конфликтные ситуации становятся известны широкой общественности, их активно обсуждают в прессе, о них интересно посудачить, – говорит председатель совета директоров ГСП «Массив» Леонид Беркович. – На деле же из ста расселяемых домов девяносто восемь не вызывают никаких проблем. Из конфликтных ситуаций припоминаю, пожалуй, всего одну серьезную. Семья из четырех человек, проживающая на площади в пятьдесят квадратных метров за десять лет постоянно меняла свое мнение о том, чего они хотят. Суммы менялись с геометрической прогрессией, причем ровно столько было проведено встреч. Сегодня, по их мнению, «Массив» им должен заплатить десять миллионов рублей. Эта конкретная ситуация привела к тому, что место посадки многоэтажного дома было изменено, а несговорчивая семья так и осталась жить на своих пятидесяти квадратных метрах в тени высотки, выросшей рядом. Вообще, нужно отметить, что компания всегда идет навстречу клиенту, конечно, если его требования не доходят до абсурда. Но таких случаев практически не бывает. Как минимум, люди получают вдвое больше площадей, чем имеют. Но вот когда они запрашивают в десять раз больше, то нам в какой-то момент строить в этом месте становится просто невыгодно».

Иногда строительным компаниям в работе с людьми приходится проявлять буквально чудеса дипломатии. Один несговорчивый житель требовал перенести ценных птиц канареек на десятый этаж в новую квартиру – на других условиях человек не соглашался переезжать.

Российские законы, тактика строительных компаний, недоверие жителей – все это делает процесс расселения людей из ветхоаварийных домов делом, которое под силу лишь единицам. Возможно, по этой причине снос и расселение в стране продвигается с черепашьей скоростью…