Кемер: новая жизнь для дауншифтера

Любовь в Турции

«Сначала я влюбилась в страну и город и только потом – в мужчину, которого встретила здесь, – рассказывает Наталья. – Наверное, мое желание жить тут было настолько сильным, что этого просто не могло не случиться. Небольшой курортный городок на побережье Средиземного моря, абсолютно безлюдный зимой и оживающий каждое лето. Солнце, море, горы, покрытые соснами, и нескончаемая сиеста. Все это просто казалось раем на фоне того, что я тогда имела – пыльного офиса и четкого графика работы.

Моя история – классический пример дауншифтинга. Работала на заводе заместителем главного бухгалтера, а по вечерам строила планы на предстоящий отпуск и мечтала о домике с видом на море. В первый же свой заграничный отпуск, пять лет назад, познакомилась с молодым человеком, турком. Уже представляю возгласы негодования со стороны моих соотечественников. Но я влюбилась настолько сильно, что решилась оставить в России карьеру, обеспеченную и стабильную жизнь, орхидеи в новенькой квартире в Ростове-на-Дону.

Решилась перебраться в Турцию, поближе к морю, поспевающим мандаринам и той самой восточной сказке. Пошла против воли родителей и уговоров друзей. Ислам, паранджа, гарем, сексуальное рабство – чем только они меня не пугали. Но я верила, что все будет хорошо. Спустя полгода после первого визита в Кемер с двумя чемоданами и фотокамерой наперевес я уезжала из России. Я не знала, что меня ждет, где я буду жить и чем заниматься. Я просто поехала к любимому человеку. У меня не было разрешения на работу, вида на жительство или других документов, позволяющих находиться в стране более 60 дней. А потому вся моя затея с переездом была абсолютной авантюрой, но я верила, что поступаю правильно».

Кемер: новая жизнь для дауншифтера

Первый год в Кемере

«Через какое-то время после моего переезда мы поженились. Сняли квартиру вместе с друзьями моего турецкого мужа, он работал, а я искала работу для себя. Очень хотелось фотографировать, но уже не просто для себя, а зарабатывать этим деньги. Но через месяц после свадьбы узнала, что беременна. Мечту о фотографии пришлось отложить, и я пошла работать администратором в спа-центр. Изначально было очень трудно. Замужество давало право проживать в стране, но не было никаких документов, разрешающих работать, а потому любая проверка грозила депортацией и запретом на въезд в страну. К тому же языковой барьер усугублял положение.

Турки – народ приветливый, но достаточно хитрый. Заметила однажды, покупая фрукты на базаре, как меняется цена в зависимости от языка, на котором ты разговариваешь. Если спрашиваешь на русском, сколько стоит, например, килограмм черешни, тебе ответят: три доллара. Если задашь вопрос на английском, озвучат прайс в три евро. Для тех же, кто говорит на турецком, ценник – три лиры. Именно поэтому в первую очередь учила не только слова «Здравствуйте» и «Как дела», но и все цифры, а также вопрос «Сколько стоит?»

Когда подошло время рожать, вернулась с мужем в Россию. Было страшно доверяться местным докторам. Не потому что медицина здесь хуже. Просто хотелось говорить с доктором на одном языке. После семи месяцев, проведенных в Кемере, Ростов показался грубым, серым и злым. Я привыкла к тому, что на улице с тобой все здороваются, улыбаются. Привыкла к кондиционерам в автобусах и пресловутым бесплатным пакетикам в магазинах, а еще к тому, что все всегда говорят: «Все будет хорошо». Российская действительность таких обещаний не давала, а наоборот напоминала: «Хорошо вам уже было, а за это надо платить».

Конечно, у меня была ностальгия по родному городу, русской кухне, состоялась встреча и примирение с родителями, друзьями и знакомыми. Когда я родила, и дочка немного подросла, мы вернулись в Турцию. Сняли с родителями мужа квартиру в Кемере и стали работать: я – фотографом в отеле, супруг – на прежнем месте работы, свекровь сидела с ребенком. Разрешения на работу у меня все еще не было. И это накладывало свой отпечаток. Пару раз при проверках работодатели просто говорили: «Уходи, ты у нас больше не работаешь».

Мне везло, зарплату выплачивали полностью, хотя знаю случаи, когда таких же нелегальных работников просто выставляли за дверь без каких-либо выплат. Работа в Кемере сезонная. Курортный период с апреля по октябрь. Все спешат заработать, чтобы зимой можно было отдохнуть. Мой первый полноценный сезон прошел успешно. Мы смогли скопить какую-то сумму и отремонтировали дом родителей в одной из провинций Турции. Это был интересный опыт».

Кемер: новая жизнь для дауншифтера

В мае 2015 года зарубежные покупатели приобрели в Турции 1982 объекта недвижимости, что на 21% превышает показатель аналогичного месяца прошлого года. Такие данные обнародовало Турецкое статистическое агентство, сообщает Hurriyet Daily News. Всего за первые пять месяцев 2015 года иностранцы приобрели более 8 тысяч объектов недвижимости, что на 19% больше, чем за аналогичный период 2014 года. Объем сделок с иностранцами в 2014 году в Турции составил $4,32 млрд, что стало самым высоким годовым показателем за всю историю наблюдений. Чаще всего иностранцы покупают жилье в Стамбуле, Анталии и Бурсе.

Тонкости турецких домов

«Как человек, проработавший несколько лет на заводе металлопластиковых окон, я всегда обращала внимание на качество стен, окон, напольного покрытия, конструкцию санузлов в доме, – продолжает девушка. – Турецкие дома разительно отличаются от наших. Во-первых, толщина стен здесь в несколько раз меньше, чем в России. Постройки «в два кирпича» мне не встречались ни разу, обычно стены возводятся по принципу заливки железного каркаса бетоном.

Из-за того что толщина стен не превышает 15-20 сантиметров, возникает много проблем. Самая распространенная – это грибок на стенах, даже в новых домах. Повышенная влажность и пронизывающий ветер делают свое дело, и с сентября по март в 70% жилья хозяйки ведут войну с плесенью, появляющейся в самых неожиданных местах. Выход – при покупке или аренде квартиры уточнить у собственника, были ли обработаны стены при постройке здания.

Второе отличие местных домов от российских зданий – отсутствие подоконников. Оно и понятно: при заданной толщине стены его просто некуда устанавливать. Металлопластиковые окна здесь так же популярны, как и в нашей стране, с той лишь разницей, что практически никто не обращает внимания на качество профиля или гарантию фурнитуры и толщину стеклопакета. Обычно рамы ставят в одно стекло, что может быть неплохо летом, но зимой из-за разницы температур внутри и снаружи окна постоянно запотевают.

Центральное отопление и горячая вода в Кемере стали появляться сравнительно недавно. Но и сейчас в домах, где нет этих благ, каждый обогревается как может: кто-то устанавливает буржуйки и запасается дровами и углем, кто-то включает кондиционер на полную мощность, а некоторые обитают только в радиусе действия электрического обогревателя. Горячая вода: летом она нагревается в огромных баках, установленных на каждой крыше, за счет солнечных батарей. Как только количество теплых и солнечных дней сокращается, приходится заботиться о температуре воды в душе. Меня спасает электрический водонагреватель, а мои соседи греют воду на плите. Настолько привычный в России природный газ здесь роскошь. Он есть только в новых домах и отелях, все остальные жители Турции пользуются газом баллонным.

Со временем, сменив русские привычки на местные, я перестала удивляться таким бытовым мелочам. Например, кафельная плитка на полу во всех комнатах или почти полное отсутствие ванн в домах, где есть только душ. Выяснилось, что всему есть свое объяснение. Кафель на полу – прекрасное решение для лета, а также долгосрочный материал, это удобно. Зимой он укрывается натуральными ворсистыми коврами.

Дорогие коммунальные услуги не позволяют быть расточительными даже в мелочах, поэтому я научилась закрывать воду, когда чищу зубы, полюбила душ вместо ванны с пеной, стала готовить простые блюда, не требующие многочасовых стояний у плиты. А еще мы завели мангал на балконе, тут это явление частое. Кстати, балконы или террасы есть практически к каждой квартире или доме. В отличие от наших лоджий, местный балкон иногда чуть ли не равняется площади квартиры. Это своеобразный летний заменитель комнаты: здесь вам и стол со стульями, и мангал, и детский уголок, и даже мини-бассейн или гамак».

Кемер: новая жизнь для дауншифтера

Съемная турецкая квартира

«Наша квартира, где мы живем сейчас, расположена в самом центре Кемера. По местным меркам она совсем маленькая – две комнаты плюс кухня и балкон. Общая площадь около 60 квадратных метров, из них жилая площадь – порядка 25 квадратов. Арендная плата составляет примерно 250 долларов в месяц, это 14 тысяч рублей. Еще от 100 до 200 долларов, или до 11 тысяч рублей уходит на коммунальные услуги. Зимой кондиционер «накручивает» дополнительных 100 долларов на электричество.

Безлимитный Интернет дома обходится в 25-28 долларов в месяц, плюс примерно столько же платим за два сотовых телефона. Наверное, это дороже, чем предложения российских операторов. В Турции достаточно высокая стоимость коммунальных услуг, связи и прочего. Но зато относительно дешевые продукты, одежда и обувь. Стоимость местного бензина стала притчей во языцех – 2 доллара за литр. Этим пугают всех туристов, когда пытаются объяснить расценки таксистов или общественного транспорта.

Управляющей компании в нашем доме нет. Обычно у каждого дома, даже многоэтажного, есть свой собственник, который и управляет им единолично. В Турции популярны так называемые site – это вид объединений нескольких вилл иди домов, часто возводимых одним и тем же собственником и имеющих общую инфраструктуру: сад, бассейн, фитнес-зал, магазин, охрану, парикмахерский салон и спа-центр. В некоторых site бывают свои детские сады или школы».

Кемер: новая жизнь для дауншифтера

По данным сайта Restproperty.ru, купить квартиру 43 кв. м в новом жилом комплексе с бассейном в Кемере можно за 82,7 тысячи долларов, или 4,6 миллиона рублей. Кроме бассейна на территории комплекса есть сауна, теннисный корт, спортивная площадка, удобная внутренняя парковка и многое другое. Квартира в Кемере площадью 70 кв. м стоит 52,1 тысячи долларов, это около 2,9 миллиона рублей. В пригороде Кемера Чамьюва выставлены на продажу апартаменты с 2 спальнями, общая площадь 95 кв. м. Стоимость такой квартиры обойдется в 105 тысяч долларов, или 5,8 миллиона рублей.

Русские в Турции

«В Турции живет немало наших соотечественников, – говорит Наталья. – Анталия и окрестности – это русская вотчина, и русский язык чуть ли не второй официальный. В первую очередь сюда едут выходцы с Северного Кавказа и стран Ближней Азии – здесь не последнюю роль играет родство языков тюркской группы. Основная масса мигрантов работает в туризме: отели, спа, магазины, ювелирные и кожаные центры. Большинство приезжих возвращаются на родину после окончания сезона.

Еще одна многочисленная группа в Турции – это русские жены. Курортные романы, перерастающие в интернациональные браки, – явление повсеместное. В одном только регионе Анталия зарегистрированы 10 тысяч российских граждан на миллион местных. Даже в Кемере, численность которого около 40 тысяч жителей, есть свое русское сообщество, а также русский детский сад, несколько детских развивающих центров и ресторан.

Хотя русская община достаточно сильна, все стараются ассимилироваться, влиться в местные порядки и традиции, при этом сохранив собственные обычаи. Например, с одинаковым размахом здесь празднуется и Масленица, и окончание Рамазана.

Меня часто спрашивают, не жалею ли я о своем переезде: все-таки другая страна, другие нравы. Могу сказать, что не жалею. Первое время безумно скучала по России, с недоверием относилась ко всему чуждому, сейчас наконец-то обрела уверенность и покой. Не последнюю роль в этом сыграло получение гражданства – теперь я полноценный член общества, могу выбирать работу, строить карьеру здесь. Научилась снова доверять людям и поняла, что турки ничем не лучше и не хуже нас, они просто другие, и это надо принять как данность.

Не стоит ждать обмана, подлости или злого умысла от нового соседа. Не стоит закрываться от всего нового и, как крест, нести свою самостийность, национальную идею и постоянно сравнивать «нас» и «их». Нет кардинальных различий, а только особенности менталитета. А потому я безумно благодарна судьбе за эту возможность – сидеть на балконе в маленькой, но уютной турецкой квартирке, пить кофе и смотреть, как солнце падает за гору».