Акт первый. Погружение

Франция: найти свое место

«Я приехала в Лион девушкой au pair в августе 2007 года. Была гувернанткой, которую французская семья пригласила к себе жить и присматривать за детьми. При этом, по условиям контракта, который заключается между приезжей девушкой и семьей, я была обязана посещать курсы французского. В этом и заключается суть такого предприятия – человек приезжает в страну, чтобы учить язык в условиях полного погружения.

По окончании этих курсов сдается экзамен DALF C1 – пятая из шести официальных ступеней знания языка. Это комплексный экзамен, состоящий из аудирования, устной и письменной частей; сдавший его может смело говорить о свободном владении французским языком. Курсы для сдачи этого экзамена проходят несколько раз в неделю, в свободное время от работы в семье. После них времени на себя остается не очень много, но я смогла обойти эту обязанность. Когда я пришла на эти курсы, у меня уже был C1, и я прямо спросила, что мне делать на занятиях. Мне ответили, что учить им меня больше нечему и, тем самым, у меня появилось дополнительное свободное время.

Тут нужно сделать пометку: статус девушки au pair за счет языковых курсов дает ей право на получение студенческой визы и вида на жительство. И если в первый год жизни во Франции у меня не стояла задача найти себе жилье, то она появилась уже к началу учебного года – после завершения контракта с семьей я решила поступить во французский университет и остаться еще на один год.

Акт второй. Место для жизни

Франция: найти свое место

В России Юля училась в Пятигорском государственном лингвистическом университете на факультете международной коммуникации. И хотя между русским и французским пониманием коммуникации есть определенная разница, это не помешало ей поступить на магистратуру отделения коммуникации университета Лиона. Французская коммуникация с точки зрения образования куда ближе к нашим связям с общественностью и public relations, там преподают навыки «общения» как между фирмами, так между компаниями и обществом, и налаживание хороших отношений между работниками внутри какой-либо корпорации.

Заявка на получение вида на жительство может рассматриваться в этой стране три месяца. Кстати, найти квартиру и заодно все необходимое для проживания в ней можно на самом популярном сайте Boncoin.fr.

«Поступление в университет означало легкое продление студенческой визы и вида на жительство, с которым уже можно было искать себе небольшое студенческое жилье. Лион – не самый дорогой город Франции, но и здесь аренда студии в 20 квадратных метров в самом сердце города может обойтись в 400-500 евро. Впрочем, вполне реально снять ту же площадь и за 300-350 евро, стоит лишь отъехать чуть подальше от центра.

Чтобы найти квартиру, нужно либо открыть сайт объявлений и сесть за телефон, либо можно отправиться в агентство недвижимости. Студентам несколько проще: у университета всегда есть специальный сервис, на котором выкладываются небольшие анонсы о сдаче квартир и комнат в общежитиях. Но за скромную плату в агентстве дадут лишь список адресов и контактных данных, оставив человека наедине с телефоном – а это поначалу одно из самых трудных испытаний. За более щедрое вознаграждение агентство само возьмется за трубку, чтобы найти подходящую квартиру. Это облегчает жизнь и кошелек, но перед этим с человека потребуют достаточно серьезное досье. Помимо разных документов, необходимо иметь поручителя – человека, с которого будут спрашивать за ваши проступки. Не только вы должны убедительно доказать, что способны оплатить свое жилье, но и предоставить такие же документы от имени поручителя – что он может себе позволить взять на себя ответственность за вас. Для человека, который только приехал и никого еще не знает, найти такого поручителя очень трудно.

Вопрос оформления документов не самый серьезный – если все делать вовремя и четко следуя инструкциям, то проблем возникнуть не должно. Громоздкая и богатая на бумажки бюрократическая машина хорошо отлажена. Пока я жила в семье, необходимые демарши проводили они, когда начала жить самостоятельно, то визу и вид на жительство продлили почти автоматически после зачисления в университет. То же самое и со страховкой: поначалу этим занималась семья, затем – вуз. Конечно, это были самые базовые программы, но для повседневных нужд их хватает.

Пока я была студенткой, умудрялась спокойно жить и на 300 евро в месяц. Сейчас сумма подросла до 900. Трудно рассчитать средний месячный минимум по деньгам, у всех ведь разные запросы. По сравнению с Россией, здесь дороже обходится еда и кухня, но – относительно заработков – дешевле получается одежда и техника. Во Франции действительно дорогая связь: Интернет обойдется от 25 евро за месяц, сотовая связь – от 15. При этом легко менять операторов не получится: национальных операторов всего три – это раз. Во-вторых, телефон привязывается к каждому оператору – не намертво, но достаточно крепко. Разблокировать его стоит отдельных денег».

Акт третий. Твердо стоять на ногах

Франция: найти свое место

Что почем в Лионе?
1€=~40 рублей.
5€ стоит пол-литра пива Guiness в баре.
1,5€ стоит билет на трамвай, действительный в течение двух часов.
15-20€ стоит средний месячный абонемент за мобильную связь с безлимитными смс и 30 минутами разговора.
От 25€ начинается стоимость месячного абонемента за домашний Интернет.
От 25€ в месяц начинается плата за воду.
От 15€ в месяц начинается плата за электричество.
0,75€ стоит свежий багет.

«А потом учеба кончилась. В 2009 году я закончила магистратуру по специальности «Коммуникация» и стала работать в инженерной школе сельского хозяйства и пищевой промышленности в отделе по связям с общественностью. Там она занимается, в основном, налаживанием отношений со смежными предприятиями и между отделами внутри самой школы. Во Франции в коммуникацию вкладывается именно значение общения и со-общения, нежели какого-то продвижения. Сейчас мы занимаемся подготовкой к вечеру выпускников. Другой большой кейс – организация Дней науки совместно с муниципалитетом. Это напоминает наши дни открытых дверей, когда студенты приходят в вузы и могут лично познакомиться с профессорами и образованием, но здесь к делу подходят шире: каждый желающий может прийти не просто в университет, но и в закрытые лаборатории. Такие дни проходят по всей Франции, их цель – популяризовать науку и образование, привлечь к этому молодежь.

Трудно определить, к чему пришлось привыкать, когда я только приехала в страну, потому что спустя пять лет вычленить какие-то отдельные традиции становится труднее – они уже и мои тоже. Но вот к чему приходится привыкать, когда приезжаешь в Россию, так это к грубости. Мало ли, что о вас думают французы – они вам этого не покажут. Они поздороваются и спросят, как дела, продавцы в магазине учтиво спросят, могут ли они чем-то помочь, и вежливо попрощаются, когда вы будете уходить. В России пока совершенно не тот уровень не только сервиса, а просто человеческих отношений.

Тот факт, что я русская, в профессиональной жизни мне никак не мешает: я делаю свою работу хорошо и никаких претензий ко мне не возникает. В повседневной жизни, в принципе, это тоже не имеет особенного значения. Условно говоря, есть две категории французов: те, кто в возрасте и успели застать советскую Россию, возможно, даже съездить туда – у Франции были неплохие дипломатические отношения с СССР – и они о России хорошего мнения. Есть другие, помоложе, кто нередко знает о нас только по телевизору и уверены, что мы о себе ничего не знаем. Первое время меня не раздражало, нет, но удивляло, когда люди, которые никогда в России не были, начинали мне про нее рассказывать. Сейчас я на это просто перестала обращать внимание».

Эпилог

«Я не уезжала сразу навсегда. Сначала планировала на год, потом поступила в университет и осталась еще на год, потом нашла работу… Поначалу родители считали, что мне стоит вернуться, что я найду работу дома. Я предложила маме походить по знакомым и поспрашивать, кто-где-как устроился; через какое-то время она согласилась с тем, что сейчас мне лучше остаться во Франции.

Я живу во Франции уже чуть больше пяти лет; и я остаюсь. Мне кажется, что теперь домой – это в Лион».