Сергей Давыдов, первый вице-мэр Челябинска: «Нам неизвестна судьба выморочного жилья»
" src=
" src=
Когда жилье остается без наследника, наверняка найдется кто-то, кто пожелает присвоить права владельца себе. С недавних пор самовольщиков, вселяющихся в бесхозную квартиру, называют сквоттерами. Точной информации о том, сколько выморочного имущества имеется в России, не существует. Можно предполагать лишь порядок цифр, но выявить всех сквоттеров, проживающих в выморочных квартирах, практически нереально. Только в Челябинске, по приблизительным подсчетам, имеется около 300 квартир, оставшихся без наследников. Кому достанется это жилье? Как победить сквоттеров? На эти и многие другие вопросы отвечает первый вице-мэр Челябинска Сергей Давыдов.

Дело в том, что детально этим вопросом раньше не занимались, и официальной статистики никто не вел. Поэтому сложно сказать, сколько выморочных квартир в городе. Конечно, нельзя говорить, что у нас нет незаконно вселившихся в квартиры граждан, но они часто остаются «в тени»: в обход закона самовольно вселяются в квартиры, подложным путем оформляют документы на имущество. Например, по нашей информации, в одном из домов по улице Третьего Интернационала есть адрес, где предположительно произошел самозахват квартиры. Сведения были получены после рассмотрения гражданского дела в суде. Теперь с вопросом будет разбираться Управление жилищной политики Челябинска.

– Если владелец квартиры умирает, и на его жилье никто не заявляет прав, квартира отходит государству?

Совершенно верно. Схема действия закона такова, что все выморочные квартиры переходили в собственность Российской Федерации, после чего должны были передаваться в муниципалитеты. Но в итоге квартиры городу не передавались. На сегодняшний день у нас идет переписка с Росимуществом. Пока удалось добиться передачи муниципалитету 13 квартир.

– Как распределялось это жилье?

– Квартиры были распределены между районами. Часть пошла в категорию служебного жилья, а часть была направлена очередникам. Серьезное продвижение очереди на квартиры было бы, если бы муниципалитет получил все выморочное имущество, которое на данный момент принадлежит государству.

– А какова судьба остальных выморочных квартир, которые муниципалитет до сих пор не получил?

По другим адресам идут проверки. После них через суд будем добиваться передачи жилья в собственность города. По нашей непроверенной – подчеркиваю – информации, в ряде этих квартир живут люди.

– Кто является источником информации о бесхозных квартирах?

– Первичная информация должна поступать к нам через управляющие компании. Но на деле оказывается слишком много людей, которые заинтересованы в приобретении жилья, чтобы потом реализовать его. Не секрет, что управляющие компании и другие сквоттеры попросту вселяют своих людей на неопределенный срок. Эти факты могут скрываться годами. Иногда о том, что в квартире умершего проживают посторонние люди, сообщают соседи. Так что если в вашем доме живут аферисты, лучше сразу обратиться в милицию или в Управление жилищной политики.

– Не так давно в первом чтении Госдума приняла закон, который предусматривает передачу выморочного жилья напрямую муниципалитетам…

– То, что предлагает Госдума, – это значительное упрощение работы с выморочным имуществом. По сути, исчезнет промежуточное звено в лице Росимущества. Не придется тратить время на судебные разбирательства. За счет выморочных квартир можно решить квартирный вопрос многих челябинцев.