Сам Сергей живет в этой стране уже без малого 21 год. Когда он был подростком, родители увезли его из разваливающегося Советского Союза. Причем сам факт «разваливания» СССР был совсем ни при чем. «Просто отец давно хотел на родину предков, а тут представилась такая возможность, – поясняет мужчина. – У нас проживают родственники в Израиле, ехали по их приглашению, поэтому с получением гражданства проблем не было. Даже дали 10 тысяч долларов подъемных как репатриированным. Но у меня есть немало знакомых, которые получили гражданство, не имея здесь родственников».

Но вернемся в далекий 1991 год, когда Сергей с родителями оказался на Святой земле. Тогда их семье семь лет пришлось арендовать квартиру у государства. И, как оказалось, снимать жилье в этой стране накладно. Но и иметь собственные квадратные метры тоже не дешево.

Большинство израильтян предпочитают обитать в квартирах, выданных государством. Так просто квартиру тебе не дадут, надо прожить в стране не менее пяти лет, затем подать прошение и подождать пару лет. Квадратные метры получишь, только весь вопрос в том – где. Например, можешь получить муниципальную квартиру в городе на границе с Палестиной, и в один прекрасный день тебе на голову может прилететь вражеская ракета. Проще, конечно, с жильем в пригороде или в небольшом населенном пункте. В центре мегаполиса, как правило, уже все занято.

Когда семья Сергея получала свою «четырешку», Беэр-Шева был небольшим городком. Теперь это административный центр юга страны с более чем 200-тысячным населением. Причем прирост этого самого населения – примерно 0,5% в год.

«За пользование квартирой платим 20-30 долларов в месяц, – продолжает свое повествование мой собеседник. – А если бы мы арендовали ее, то платили бы все 300-400 долларов. Если учитывать, что в стране эта сумма равна прожиточному минимуму, то такая цена для некоторых становится неподъемной. Можно, конечно, и выкупить у государства имеющееся жилье. Но тогда придется брать что-то типа ипотеки, если переводить на русский язык. Выплачивать ее будешь в течение 28 лет. Раньше погасить долг никто не позволит. В итоге по любому отдашь в пять раз больше, чем стоит само жилье. Но люди все равно покупают, например, чтоб оставить наследство детям». И процентные ставки в Израиле очень даже щадящие по сравнению с нашими. Там ипотека выдается менее чем под пять процентов годовых.

Есть у Сергея и второе жилье. Квартира находится в другом городе, где теперь проживает его 17-летний сын. Но сам мужчина хотя бы раз в месяц обязательно наведывается туда. И главная причина не в том, чтоб проверить, как ведет себя родное чадо. «Соседи запросто могут нажаловаться, что не я лично пользуюсь квартирой. Тогда квадратные метры могут и отобрать, – утверждает Сергей. – Пока приходится жить с родителями-пенсионерами, чтоб помогать им по хозяйству, следить за их пошатнувшимся здоровьем».

Раз уж заговорили о здоровье, то, к слову стоит сказать, медицина в Израиле практически бесплатная. Правда, ежемесячно каждый житель страны платит 15-20 долларов за медицинскую страховку – и все. Мифы о хорошем лечении в этой стране – вовсе и не мифы. Если надо будет, то своему гражданину в Израиле сделают самую сложную операцию, не попросив ни копеечки сверх уплаченной страховки. Родителей Сергея именно так и лечат. А вот для гостей страны вся медицина платная. И цены весьма кусающиеся. Одно только пребывание в стационаре может обойтись в 1000 долларов в сутки.

Интернет там на каждом шагу. Его скорость поражает воображение. «Наличие Wi-Fi в общественном транспорте – в порядке вещей, – говорит Сергей. – Едешь себе в автобусе и параллельно «зависаешь» во Всемирной паутине. А вот иметь свое средство передвижения весьма накладно». Даже не потому, что машины дорогие. Они-то как раз довольно дешевые по сравнению с Россией. Для среднестатистического жителя дорого бензин обходится (три доллара за литр), а также страховка четырехколесного друга. Дизтопливо дороже бензина. К тому же транспортный коллапс почти парализовал мегаполисы и этой страны. Чтоб не стоять в пробках, «белые воротнички» Тель-Авива перемещаются сплошь на мопедах, оставляя свои джипы, хетчбэки и седанчики на окраинах.

Хлеб в этой стране обойдется в полтора доллара, сыр купите за четыре, а колбасу – за две-три «бумажки» с изображением Джорджа Вашингтона. Местная валюта в Израиле – шекель. Один шекель – примерно восемь наших рублей. А один доллар можно обменять почти на четыре шекеля. Среднестатистический израильтянин получает 10-12 тысяч долларов в месяц. Этого хватит на самое необходимое, откладывать на что-то глобальное, скорее всего, не удастся. Но никто особо не запрещает зарабатывать больше.

Застраивается Израиль действительно быстро. В этой стране уже никого не удивишь зданиями в несколько десятков этажей. А три 140 этажные высотки в одном из городов Израиля стали уже знаменитыми на весь мир. Выросли эти исполины всего за пару лет. А вот самое популярное в России жилье – однокомнатную квартиру – там не найти. В Израиле «однушки» просто не строят. Народ там живет в трех- или четырехкомнатных квартирах, минимум – в двухкомнатных.

Сельского населения в стране почти нет. Люди в основном живут в городах – крупных или маленьких, не важно. Израиль славится своими курортами. Средеземноморский воздух очень полезен для здоровья. Да и климат там не чета сибирскому. Зимы там не существует в принципе. 35-40 градусов считается нормой круглый год. От жары спасают кондиционеры. Если соберетесь в эту страну, учитывайте не только погодные условия, но и то, что эта часть суши уже много лет находится в военном конфликте.

Наш герой знает об этом не понаслышке: «Я воевал в армии Израиля три года. Если в России в армии служат, то тут обязательно участвуешь в боевых действиях. Всегда мечтал попасть в армейский спецназ, в итоге так и получилось». До этого словоохотливый собеседник чуть стушевался. Сергей прямо сказал, что раскрывать подробности своей службы он не имеет права – военная тайна, поэтому на этом расспросы про эту сторону его жизни закончились. «Кстати, вчера две очередные палестинские ракеты упали на наш город, – вдруг, встрепенувшись, продолжает тему мужчина. – Мать сразу бежит в бомбоубежище. А мне как-то все равно, я привык и спокойно сижу дома». Последние фразы были сказаны таким будничным тоном, будто мы погоду обсуждали. И становиться понятно, что мой собеседник не по слухам, не по запугиваниям СМИ знает, что такое война.

Неотъемлемая часть жизни Израиля – религия. В израильском кнессете значительную часть мест занимают религиозные люди. По словам Сергея, представители различных конфессий весьма мирно уживаются между собой. Хотя есть районы, где проживают ультраортодоксальные евреи. Там, если пройтись в субботу с сигаретой в руке или слишком обтягивающих джинсах, могут и побить. В субботу жизнь в государстве Израиль замирает. Не работают банки, магазины, госучреждения. Исчезают с дорог общественный транспорт и автомобили. Прохожих на улицах становится все меньше. Даже лифты в домах останавливаются на каждом этаже. В субботу нажать на кнопку или завязать шнурки для ортодоксального еврея – работа, что в Шаббат большой грех. Религиозные израильтяне в субботу отдыхают, читают Тору и молятся. А вот воскресенье в Израиле – обычный рабочий день.

Русскими в этой стране называют всех русскоговорящих, то есть в том числе и украинцев, и кавказцев. Есть там весьма состоятельные выходцы из России. Например, весь последний десятый этаж дома, где проживает Сергей (а это 12 комнат), выкупил как раз наш бывший соотечественник.

Израиль вызывает весьма противоречивые чувства и мысли. Удивляет то, как удается сочетать высокие технологии, быстрое развитие городов с многовековой культурой и основательной религиозной составляющей. И на всем этом фоне вести военные действия, сохраняя и приумножая все вышеперечисленное.