Голливудская история: однажды в Лос-Анджелесе

Кадр первый. Где найти работу?

«Программы серии «Ворк энд Тревэл» – работай и путешествуй – могут быть очень ненадежными. Я столкнулась с нарушенной договоренностью, едва сойдя с трапа самолета. Обещанной работы в Нью-Йорке, Нью-Джерси попросту для меня не оказалось. Хорошо, что у меня была подруга в Лос-Анджелесе, к которой мне пришлось немедленно отправиться.

Голливудская история: однажды в Лос-Анджелесе

Она жила здесь уже три года и была закалена американской действительностью. Каждое утро рисовала мне маршрут, улицы, по которой мне пойти, где спрашивать работу. И в конце каждой недели я со слезами паковала чемоданы, собираясь на родину. Подруга усаживала меня напротив и говорила: «С чем ты вернешься к родителям, как ты себя будешь чувствовать?»

Мой пединститутский «бритиш инглиш» тоже никуда не годился. Если меня спрашивали: «Wass up?» – как дела, – то я смотрела наверх, буквально понимая фразу. Сначала я подрабатывала на больших вечеринках барменом, официантом, «бас-боем» (мытье посуды). Устроилась в армянский, потом в русский ресторан. Это было хорошее время. Хозяева не платят зарплату, но клиенты оставляют тебе чаевые, 15-20 процентов или больше, если обслуживание понравится. Но после экономического кризиса пришлось искать что-то другое».

Кадр второй: уехать или остаться?

«Здесь за свою финансово-кредитную историю ты собираешь очки, и не всегда она у меня была гладкой. Надо было сводить концы с концами, платить за квартиру, свет и газ, визу и учебу. Было тяжело, но возвращаться не хотелось. Еще старалась родителям посылать деньги, – они взяли кредит на мою поездку, и я старалась их убедить, что возвращаться мне не стоит, здесь в тысячу раз лучше. Мама, конечно, многое чувствовала.

Я поступила в технический, computer advanced, колледж для общего образования, надо было менять рабочую визу (J-1) на студенческую визу (F-1). Служба social security что-то напутала с моими документами, понадобилось мое личное присутствие. Эта поездка мне запомнилась: двумя автобусами, с последними 75 центами в кармане. Денег было ровно на поездку, но водитель забыла предупредить о моей остановке. Возвращаться обратно пешком – далеко, времени в обрез. Оказавшись в тупике, я села возле остановки и стала вытирать слезы. И тут ко мне подошла женщина. Расспросила меня, утешила, дала денег на автобус. Спасибо ей.

Голливудская история: однажды в Лос-Анджелесе

Американцы носят маску жизнерадостных людей и не привыкли показывать свои негативные эмоции. Я к этому привыкла: приятнее смотреть на позитивных людей. Привыкла вести себя также, пусть это и механические эмоции. Душевности я ищу в соотечественниках, с которыми мы можем поговорить на любые темы, не экономя время, не скрывая чувств.

Каждый день приносил новую надежду на то, что у меня все наладится. Но последний случай едва не поставил точку в моем американском приключении. Спустя два года жизни здесь мне пришел отказ в продлении учебной визы: оказывается, мой колледж попал под разбирательство о «мертвых студенческих душах»: по статистике там числилось больше, чем он мог вместить. После отказа в апелляции я запаковала чемодан и пошла на прощальную вечеринку – по поводу отъезда приятельницы в Германию».

Кадр третий: не уезжай!

«Нас познакомили на этом вечере. Эта встреча все поменяла. Джеффри в первый же день знакомства сказал мне: «Сдавай билеты». Буквально сразу Джефу пришлось уехать отдыхать с родителями в Мексику. На расстоянии засыпал меня смсками, чтобы я оставалась. Я раздумывала. Родители уже ждали. Но в конце концов все пошло по другому сценарию. Я сдала билеты на самолет. Джеффри сделал мне предложение через три месяца.

У нас было две свадьбы, на второй было венчание, ресторан и присутствовали мои родители. Мы волновались, как они найдут общий язык. Но две семьи буквально породнились. Родители Джефа – из семей эмигрантов, папа из Белоруссии, мама из Грузии, переехали сюда еще подростками. Джеффри родился, конечно, здесь.

Голливудская история: однажды в Лос-Анджелесе

Джеффри заканчивал университет и снимал жилье с напарниками, но потом мы решили объединить траты, и Джеф переехал ко мне в комнату. Тогда мы делили квартиру с девочками-болгарками. Сначала жили на мою зарплату, я тогда работала диспетчером в компании по техническому обслуживанию бытовой техники. Со своими доходами проходила в налоговой службе как неимущая, поэтому мне полагалась доплата. Потом мы стали работать вдвоем, вместе это 40 часов в неделю, смогли позволить себе снять квартиру one-bed-room: зал и спальня, за 1100 долларов. Это недорого для спального района в двадцати минутах от Голливуда, который не является при этом национальным гетто».

Кадр четвертый: учиться и еще раз учиться

«За годы здесь я привыкла к трудностям, мне никогда ничего не дается легко. Сколько живу в Америке, столько и учусь. Дистанционно, по Интернету, заканчивала свой тобольский пединститут. Потом училась в местном техническом колледже. Потом готовилась поступать на медицинский –  по стопам мамы. Но потом все же выбрала педагогическую стезю и учусь на логопеда.

Мой российский диплом частично пригодился. Какие-то дисциплины мне засчитали, переведя на количество часов, units. Чтобы подтвердить свою степень бакалавра, мне пришлось пересдавать язык и ряд других предметов.

Сейчас мое образование позволяет мне работать в медучреждении, в системе medic care. Наши специалисты ухаживают за больными на дому: ставят капельницы, проводят другие процедуры, даже консультируют по системе приема лекарств. У меня хороший коллектив, есть перспектива карьерного роста.

Но все же учеба и работа для меня – на втором месте, на первом – моя семья».

Голливудская история: однажды в Лос-Анджелесе

Кадр финальный: вторая родина

Что почем в Лос-Анджелесе:
Один доллар – 30 рублей
Интернет: 40-50$ в месяц.
Вместе с пакетом из 123 телеканалов – 48$.
Сотовая связь – 100$ на двоих – по семейному тарифу: 5000 минут, неограниченное число смс, безлимитный Интернет.
Газ – 20$в месяц, электричество – 100$ в месяц.
Налоги в магазинах – 9,25% с каждого чека.
Налог с зарплаты служащего – 9-10% с каждого чека (получают каждые две недели).
Парковки – в среднем 25 центов за 15 минут. (Парковки при магазинах бесплатные).
Бензин – 3,85 за галлон самого дешевого, 87 сорта, 4-4,15$ – 88, 89 сорт.
Полный бак Мeрседеса GLK 350 выходит на 50-60$, хватает в среднем на неделю.
Ценник в кафе – 15$, ланч – 5-10$, в ресторане – от 30 до 100$.
Растительное масло – 5-7$, говядина – 10-15$ за 1 кг (2 фунта), куриный фарш – 4$ за 1 фунт.
Огурцы, помидоры – меньше 1$ за фунт.
Молоко – 3$, творог – 3,50$.
Лосось – 10$ за фунт, креветки – 5-7$ за фунт.
В магазинах с «органической едой» все на порядок дороже.

«Джеф работает сейчас в sales. Его служба оказывает услуги адвоката, который представляет интересы клиента в вопросах рефинансирования кредита. Ведет переговоры с банком, подбирает новые условия выплаты. Кроме того, он разработал программу своего бизнеса, которую надо защитить перед банком. Он очень целеустремленный.

Родители Джефа занимаются частными ремонтами, помогают обустраивать дома тем, кто хочет воплотить нетиповой проект. Они практикуют ремонт по европейскому дизайну.

Мы тоже планируем свой дом по ипотеке, ждем дальнейшего падения цен на недвижимость, которое идет уже на протяжении двух лет. Выплаченные вовремя кредитки значат многое. Если у тебя мало долгов в этом году, то в следующем году тебе предложат более выгодные кредитные условия. За выплаченные кредитки, нам, например, дарили мили на «Американ Экспресс», на которые мы летали в Россию. Кредитная история очень важна здесь при покупке машины, дома. Чем больше у тебя очков на кредитке, тем дороже покупку ты можешь совершить и тем меньший процент по кредиту за нее оформить. При аренде от кредитной истории зависит твой залог. Он может быть двойным или тройным, если у тебя эта история незначительная.

Сейчас мы «репетируем» переезд в свой дом: уже полтора года мы живем в таунхаусе, который сняли непосредственно у владельца. Это несколько дороже, чем через агентство, 2000 долларов, но зато хозяин взял на себя заботы по чистке бассейна, уходу за газоном, теннисным кортом. Дом наш двухэтажный, со спальней на втором, и мы сделали вывод, что хотим все же одноэтажный дом. Все же раздражает бегать наверх по всякому мелкому поводу.

Жду не дождусь, когда можно будет заняться обустройством нашего дома. Конечно, будем делать это вместе. Джеф разместит в доме картины – он любит живопись.

У каждого из нас своя машина – здесь это не роскошь, а, да-да, средство передвижения. Ездить на работу далеко, встаем в шесть утра. Городской транспорт не особо развит. Проблема с пробками здесь большая, приходится ехать на работу не 20 минут, а час двадцать. Построенные фривеи не спасают, они не менее забиты, чем городские магистрали. Парковки здесь платные, и пользоваться ими можно не всегда в связи с трафиком или чисткой улицы или по другим причинам: нужно внимательно читать информацию на знаках.

Мы предпочитаем русскую кухню, которая в моем исполнении нравится Джефу: супы, котлетки. По пятницам встречаемся в суши-кафе с родителями. Иногда путешествуем.

Климат мне очень нравится. Я раньше маме говорила в шутку: я не вернусь туда, где есть комары. Я люблю океан. Раньше любила просто приезжать поздно вечером к побережью: смотреть, слушать воду. Теперь мы гуляем вдвоем, нет, втроем, с нашим псом Мишкой.

Для местных до сих пор русские, москвичи и украинцы – это одно и то же. А сибиряков они непременно спрашивают про медведей. Я не стараюсь их разуверить.

Наши соотечественники из России переспрашивают нас про Голливуд: раз мы живем недалеко от легендарного места, наверное, постоянно видим звезд. Да, здесь порой перекрывают улицы из-за съемок или награждений, но этим специально интересуются только фанаты. В целом здесь как везде: туристы, бомжи, средний класс. Жизнь идет своим чередом».